Дарвинизм и естественно-научная проблематика Н.Я.Данилевского*

 
 
  ПОИСК ПО САЙТУ
   
 
 
  2006 г. Т.И.Волобуева  

Изложение неоконченной главы 'Происхождение человека' (Глава IV. Раздел 8) [*]

  KeyWords:   Дарвин Ч., Данилевский, Организмы, Происхождение, Человек, Экспрессия  
 
  ПОИСК ПО ДОКУМЕТУ
   
 

8. Поднятие бровей и раскрытие рта

Ч. Дарвин анализировал и такие движения при эмоциях, как поднятие бровей и раскрытие рта.
Первое он объяснял следующим образом: "Так как удивление бывает вызвано чем-нибудь неожиданным или неизвестным, то естественно, что, будучи поражены чем-нибудь, мы стремимся как можно скорее рассмотреть тот объект, который на нас подействовал; вследствие этого мы раскрываем глаза как можно шире с тем, чтобы расширить поле зрения и свободно двигать глазными яблоками во всех направлениях. Но этим едва ли можно объяснить такое сильное поднимание бровей и дикое вытаращивание раскрытых глаз, какое наблюдается в таких случаях. Мне кажется, что объяснение заключается в невозможности очень быстро раскрыть глаза посредством одного только поднимания верхних век. Для этого нужно энергично поднять брови. Всякий, кто попытается перед зеркалом открыть глаза как можно скорее, обнаружит, что он поднимает также и брови. Энергичное поднимание бровей раскрывает глаза так широко, что они вытаращиваются, и белки глаз становятся видны вокруг всей радужной оболочки".48 Подобное объяснение он по своему обыкновению старается избежать. Поэтому далее писал: "После того как привычка поднимать брови с целью как можно скорее осмотреться уже приобретена, это движение происходит в силу ассоциации всякий раз, когда мы испытываем удивление от какой бы то ни было причины – будь то от внезапного звука или от мысли".49 И в очередной раз Н.Я. Данилевский замечает, что одно и то же побуждение, "которое заставляет в первый раз поднимать брови и т. д., заставляет делать то же самое и во всякий последующий раз. Повторяется причина, повторяется и действие, сколько раз бы раз повторения ни происходили, всё тем же прямым и непосредственным нервным воздействием… Что брови поднимаются и при звуке, приводящем нас в изумление, также не представляет никакой особенности, которая требовала бы вставить сюда привычку: мы ищем глазами, откуда и отчего звук, как при внезапности или неожиданности, так и в других случаях, ибо не только причина звука, но даже и направление его хорошо и отчётливо узнаются не ухом, а глазом".50
По замечанию Дарвина, причина раскрывания рта при удивлении гораздо сложнее. Для объяснения этой экспрессии он приводил три различные причины, опровергая при этом общее мнение о том, что при открытом рте чувство слуха обостряется, благодаря евстахиевой трубе.
Итак, о первой причине Ч. Дарвин писал: "Как замечает Грасиоле и как мне тоже кажется, мы можем дышать через открытый рот гораздо спокойнее, чем через ноздри. Поэтому когда мы хотим внимательно прислушаться к какому-нибудь звуку, мы или перестаём дышать, или дышим гораздо спокойнее, раскрывая рот и в то же время держа тело неподвижно".51 Вторая причина, по мнению Ч. Дарвина заключается в следующем: "Когда внимание в течение долгого времени с упорным напряжением сосредоточено на каком-нибудь предмете, все органы тела остаются в забвении и пренебрежении, а так как количество нервной энергии у каждого индивидуума ограничено, то во все части организма, кроме той, которая в это время приведена в энергичное действие, передаётся мало нервной силы. Поэтому многим мышцам свойственно ослабевать, а челюсть опускается от собственного веса. Этим объясняется отвисание челюсти и раскрывание рта у человека, пораженного изумлением, а также, может быть, и при менее сильной эмоции".52 И, наконец, "Есть и другая весьма существенная причина, вызывающая раскрывание рта при удивлении, а особенно при внезапном испуге. Нам гораздо легче сделать полный и глубокий вдох через широко раскрытый рот, чем через ноздри. Когда мы вздрагиваем, внезапно услышав или увидев что-нибудь, тотчас же все мышцы тела невольно и мгновенно приходят в состояние готовности произвести энергичное действие для того, чтобы мы могли оградить себя или убежать от опасности, которая у нас обыкновенно ассоциируется со всякой неожиданностью. Но, как раньше было объяснено, мы всегда бессознательно подготовляем себя ко всякому большому усилию, для чего вначале мы делаем глубокий и полный вдох, и, следовательно, при этом раскрываем рот. Если усилия не воспоследуют, а удивление продолжается, мы на время перестаём дышать или дышим как можно спокойнее, чтобы ясно слышать каждый звук. Но когда наше внимание продолжительно поглощено, все наши мышцы ослабевают, а челюсть, внезапно опустившаяся, остаётся в таком же положении".53
Третье объяснение, несколько противоречит второму, вернее " исключает его из числа причин открытия рта. Ибо, с одной стороны, говорится, что все мускулы напрягаются, а с другой, что они ослабевают. Если бы отпадение нижней челюсти происходило лишь впоследствии, после предварительного внимания, следующего за нервным встрепенутием, то это было бы так; но Дарвин не делает этого замечания, да и вообще, кажется, этого не замечается; поэтому, может быть вторую причину пришлось бы исключить; тем не менее, в целом экспрессия хорошо объясняется".54
При этом нет необходимости прибегать ни к личной, ни к наследственной привычке, поскольку, всё объясняется работой нервной деятельности. Но Ч. Дарвин к сказанному добавляет: "Хотя под влиянием этих эмоций наш рот обыкновенно бывает открыт, губы всё же часто немного выпячиваются. Этот факт напоминает нам о таком же движении, хотя гораздо резче выраженном, у шимпанзе или орангутана при удивлении".55 "Один из самых обыкновенных звуков (при изумлении – Т.В.) - низкое о-о (o-oh). По объяснению Гельмгольца, этот звук естественным образом возникает в тех случаях, когда рот слегка открыт и губы оттопырены".56 Привлечение орангутана и шимпанзе потребовалось Ч. Дарвину для доказательства того, что вытягивание губ людям передалось по наследству. Но дело в том, что при сильно открытом рте, что согласно Ч. Дарвину является существенным признаком изумления, вытянуть губы не представляется возможным. А сильно втянутый воздух, через какое-то время должен быть выдохнут. При этом человек уже несколько закрывает рот, причём, положение губ не обязательно строго сохраняется, а иногда губы немного и выпячиваются. Поэтому и произносится, как нечто последовательное, иногда "о", а иногда и "у". Хотя последние звуки издаются “не всеми народами, и в особенности, когда нас поражает ненормальная или просто неожиданная величина какого-нибудь предмета: "У, какой большой!". Непосредственный экспрессивный звук изумления есть собственно “А”, притом производимый не выдыханием, а вдыханием воздуха в самый момент открытия рта при изумлении, звук всё ещё не совсем точно передаваемый нашим "ах". Тут "А" произносится с каким-то захватыванием духа. "О" же (или "У") произносится уже после, как нечто осмысленное и намеренное, и поэтому уже не может считаться непосредственным экспрессивным звуком изумления или внезапности".57

48 Ч. Дарвин "О выражении эмоций у человека и животных", ПИТЕР, С.-Пб., 2001, сс. 265-266
49 Там же, с. 266
50 Данилевский Н.Я. "Дарвинизм", гл. "Происхождение человека", С.-Пб., 1885, с.74
51 Ч. Дарвин "О выражении эмоций у человека и животных", ПИТЕР, С.-Пб., 2001, с. 267
52 Там же, сс. 267-268
53 Там же, с. 268
54 Данилевский Н.Я. "Дарвинизм", гл. "Происхождение человека", С.-Пб., 1885, с. 75
55 Ч. Дарвин "О выражении эмоций у человека и животных", ПИТЕР, С.-Пб., 2001, с. 268
56 Там же, с. 269
57 Данилевский Н.Я. "Дарвинизм", гл. "Происхождение человека", С.-Пб., 1885, с. 76

Контакты    Copyright © 2004 -