Дарвинизм и естественно-научное наследие Н.Я.Данилевского[*]

 
 
  ПОИСК ПО САЙТУ
   
 
 
  2006 г. Т.И.Волобуева  

Изложение неоконченной главы 'Происхождение человека' (Глава IV. Раздел 6) [*]

  KeyWords:   Дарвин Ч., Данилевский, Происхождение, Наследственность, Человек, Экспрессия, Гнев  
 
  ПОИСК ПО ДОКУМЕТУ
   
 

6. Экспрессия гнева

Оскаливание зубов одно из самых характерных движений при гневе. "В состоянии ярости губы иногда выпячиваются столь странным образом, что значение этого движения остаётся для меня непонятным, если только не считать, что оно определяется фактом нашего происхождения от какого-нибудь обезьянообразного животного. Случаи выпячивания губ при ярости наблюдались не только у европейцев, но и у австралийцев и у индусов. Впрочем, губы гораздо чаще оттягиваются назад, обнажая тем самым оскаленные или стиснутые зубы. Это было отмечено почти всеми, кто писал о выражении",28 - писал по этому поводу Ч. Дарвин. Далее цитируя Грасиоле: "Зубы обнажаются и символически изображают кусание и разрывание, - Ч. Дарвин замечает, что "если бы вместо неопределённого термина symboliquement (символически – Т.В.) Грасиоле сказал, что это движение есть остаток привычки, приобретённой в первобытные времена, когда наши получеловеческие предки в драках пускали в ход зубы, как это делают гориллы и орангутаны в настоящее время, то его слова были бы понятнее".29 По мнению Н.Я. Данилевского Грасиоле и так совершенно понятен. При этом он имеет то преимущество перед Дарвином, что в объяснении своём не прибегает к произвольной, а главное лишней гипотезе. И когда при гневе мы грозим кому-нибудь палкой или кулаком, это значит, что свое желание ударить, мы сдерживаем силой воли, а при большей же воспитанности и самообладании, подавляем и сам жест. А совсем не потому, что наши предки дрались палками и кулаками, а мы, отучившись от подобных побоищ, сохранили лишь соответствующую им экспрессию движения. То же относится к оскаливанию зубов. Ведь и современные дети в состоянии возбуждения кусаются, если не могут справиться иначе, что вполне естественно. Это то же самое, что хвататься при гневе за эфес сабли или за рукоятку ножа, хотя при этом никто и не собирается использовать эти оружия. Нанести вред любыми средствами – естественное стремление при гневе: кошка выпускает когти, человек поднимает палку или кулак, чтобы ударить, оскаливает зубы, чтобы укусить и т.п. Надо сказать, что и взрослым не всегда удается сдержать себя: известно много случаев откушенного носа или пальца. "Итак, опять, к чему же тут наследственность передачи? Одинаковые причины производят одинаковые следствия и теперь как тогда, так что, если даже и признать получеловеческих прародителей кусавших друг друга зубами при драке, как гориллы и орангутаны, то, всё-таки, мы при гневе скалим зубы не по унаследованному органическому воспоминанию деяний этих достославных предков, а по тем же и теперь чувствуемым нами при гневе побуждениям, которые в своё время и те чувствовали".30
Ч. Дарвин обращался и к "насмешке, вызывающему обращению: оскаливанию клыка с одной стороны". Он писал: "Выражение, к рассмотрению которого я сейчас перехожу, мало отличается от вышеописанного выражения, при котором губы оттянуты и зубы оскалены. Своеобразная особенность его заключается в манере оттягивания верхней губы, при которой клык обнажается только с одной стороны лица".31 И далее справедливо отмечал, что "описанное выражение можно иногда видеть у человека, который издевается над другим или смотрит на него с вызывающим видом, хотя бы в действительности гнева и не было; например, когда человека в шутку обвиняют в каком-нибудь проступке, а он отвечает: "Я презираю это обвинение".32 Что-то подобное Ч. Дарвин замечал у собак: "Точно такое же движение производит собака, когда она рычит; она часто поднимает губу только с одной стороны, обращённой к противнику, когда она как бы намеревается вступить в драку".33 "Итак, вот до какого отдалённого восходящего родства можно возвести эту экспрессию, если только собаки находятся на генеалогическом пути, ведущем к человеку, и не составляют боковой отрасли. Но, как бы там ни было, если эта экспрессия и встречается в столь отдалённом родстве, она на беду исчезает в ближайших ступенях".34
Затем Ч. Дарвин отмечал, что "можно считать удивительным скорее тот факт, что человек обладает способностью или обнаруживает склонность к этому движению (оскаливание клыка с одной стороны – Т.В.); ведь м-р Саттон никогда не наблюдал оскаливания клыков с одной стороны рта у ближайших наших сородичей – обезьян в Зоологическом саду; он положительно утверждает, что павианы не оскаливают клыков с одной стороны, а обнажают все зубы, когда они свирепеют и готовятся к нападению, хотя клыки у них весьма внушительных размеров".35 "Но и этот перескок через ближайшие, по Дарвинову учению, степени родства не может поколебать его уверенности в животном происхождении этой экспрессии; не разубеждает его в этом и делаемая им заметка, "ни один человек никогда не станет пускать в ход клыки в большей степени, чем другие зубы, даже когда он катается по земле в смертельной схватке с врагом и силится укусить его" ;36 ибо относительно человека, в последнем обстоятельстве он видит основание для утверждения, что эта свирепая улыбка обнаруживает (reveals) своё животное происхождение".37
Сопоставим три предлагаемые Н.Я. Данилевским факта, о которых собственно писал и сам Ч. Дарвин: 1) у обезьян ничего похожего на эту слабую улыбку нет; 2) не только человек, но и ни одно животное, катаясь по земле в смертельной борьбе со своим врагом, не станет кусать его исключительно, или даже преимущественно клыками; 3) экспрессия эта не соединяется необходимым образом с гневом, а только с насмешкой и злобным презрением. Из этого следует, что движение, оскаливания клыка с одной стороны, лишь косвенно относится к гневу. По сути, оно принадлежит к насмешке и к презрению, а значит, заключает Н.Я. Данилевский "и не имеет ничего общего с экспрессиями животных, которые ни к насмешке, ни к презрению не способны"38
Ч. Дарвину кажется непонятной эта односторонность выражения при насмешке, "почему при насмешке улыбка, если она подлинная, ограничивается обыкновенно одной стороной".39 Н.Я. Данилевский, не признавая происхождения человека от животных, которым, кстати, не свойственны ни презрение, ни насмешка, предлагает своё объяснение. Именно презрение и выражается при подобной насмешке, ведь "чувствующий презрение не удостаивает кого-нибудь приведение в движение всего лица, а довольствуется выразительным, но наименьшим движением черт лица, сильным движением лишь одной его половины, как бы говоря: "с тебя и этой улыбки довольно, а больше не стоишь", подобно тому, как гордый человек выказывает своё пренебрежение подаванием вместо всей руки нескольких пальцев, жест, который и понимается каждым как наносимое оскорбление и унижение".40

28 Ч. Дарвин "О выражении эмоций у человека и животных", ПИТЕР, С.-Пб., 2001, с. 224
29 Там же, с. 235
30 Данилевский Н.Я. "Дарвинизм", гл. "Происхождение человека", С.-Пб., 1885, с. 68
31 Ч. Дарвин "О выражении эмоций у человека и животных", ПИТЕР, С.-Пб., 2001, сс. 230-231
32 Там же, с. 231
33 Там же, с. 232
34 Данилевский Н.Я. "Дарвинизм", гл. "Происхождение человека", С.-Пб., 1885, сс. 68-69
35 Ч. Дарвин "О выражении эмоций у человека и животных", ПИТЕР, С.-Пб., 2001, сс. 233-234
36 Там же, с. 234
37 Данилевский Н.Я. "Дарвинизм", гл. "Происхождение человека", С.-Пб., 1885, с. 69
38 Там же, с. 69
39 Ч. Дарвин "О выражении эмоций у человека и животных", ПИТЕР, С.-Пб., 2001, с. 232
40 Данилевский Н.Я. "Дарвинизм", гл. "Происхождение человека", С.-Пб., 1885, с. 70

Аннотация Сайта Контакты    Copyright © 2004 -