Дарвинизм и естественно-научное наследие Н.Я.Данилевского[*]

 
 
  ПОИСК ПО САЙТУ
   
 
 
  2006 г. Т.И.Волобуева  

Изложение неоконченной главы 'Происхождение человека' (Глава IV. Раздел 5) [*]

  KeyWords:   Дарвин Ч., Данилевский, Происхождение, Наследственность, Человек, Экспрессия, Крик  
 
  ПОИСК ПО ДОКУМЕТУ
   
 

5. Выражения во время раздумья, размышления и дурного настроения

Экспрессии напряжённого размышления, проявляется, помимо всего другого, и в нахмуривании бровей. Ч. Дарвин замечал, что "человек может быть погружён в глубочайшее размышление, но до тех пор пока в ходе его мыслей не встретится препятствие или пока они не будут прерваны какой-нибудь помехой, лоб его остаётся разглаженным, и лишь затем нахмуривание пробегает по нему, как тень".21 Такое размышление с "препятствиями" он выводил из следующих двух соображений. Во-первых, когда что-то неприятное заставляет детей кричать и плакать, у них помимо всего прочего хмурятся и брови. С возрастом волевыми усилиями мы практически отучаемся кричать и плакать. А от сопровождающих крик и плач несущественных мускульных движений мы не воздерживаемся, даже и не замечаем их. Поэтому любая неприятность, в том числе и затруднение при размышлении, сопровождается нахмуриванием бровей. С другой стороны, согласно рассуждению Ч. Дарвина, при всматривании в дальний предмет, мы прищуриваем глаза и при этом хмурим брови, чтобы удалить лишний свет и т.п. Но при напряжённом размышлении мы также как бы всматриваемся в неясные для нас умственные образы, и подобные впечатления заставляют нас делать и подобные движения. Так поясняет Ч. Дарвин аналогию между зажмуриванием глаз при виде чего-то отвратительного или просто неприятного для нас предмета и зажмуривании их при отрицании какого-либо неприятного для нас предложения. Действительно, в первом случае мы жмурим глаза, чтобы избавиться от неприятно поражающего нас зрелища, то есть, делаем движение, ведущее к достижению имеемой в виду цели. Во втором случае делаем экспрессивное движение, которое тождественно с первым, так как одинаковы впечатления, вызвавшие эти движения. Хотя во втором случае, никакой цели мы уже не достигаем, но одинаковые причины приводят к одинаковым результатам.
На самом деле всё происходит гораздо проще: те же впечатления, которые заставляют детей кричать и "плакать в начале этих бесчисленных поколений, заставляют их делать то же самое и теперь, и то, что относится к крику и плачу вообще, относится и к начальному их движению (не удерживаемому волей), то есть к хмурению бровей".22 Единственное на что нужна привычка, так это только на то, чтобы удерживаться от крика и плача в зрелом возрасте. Но и на это нужна только привычка индивидуальная, а никак не наследственная.
Насупленный, недовольный вид даёт повод Ч. Дарвину говорить, что подобная экспрессия у людей берёт своё начало у наших якобы общих с обезьянами прародителей. "Маленькие дети, - писал он, - выражают недовольство надуванием губ или, как иногда говорят, "вытягивают рот трубкой". Когда углы губ сильно опущены, нижняя губа становится немного отвёрнутой и выпяченной; это движение также называется надуванием губ. Но то надувание губ, о котором мы здесь говорим, представляет собой оттопыривание обеих губ наподобие трубки; иногда оно настолько значительно, что губы становятся вровень с кончиком носа, если он короток. Надувание обыкновенно сопровождается нахмуриванием и иногда издаванием звуков вроде «бу» или «гу»".23 Подобное выражение особенно характерно детям. "Это выражение, - объяснял Дарвин, - является, по-видимому, результатом сохранения – главным образом в юности – ранее приобретённой привычки или результатом случайного возврата к ней"24 , так как оно характерно всем человекообразным обезьянам, шимпанзе, орангутанам, гориллам. "Итак, если ваши получеловеческие предки выпячивали губы, когда им бывало не по себе или они находились в рассерженном состоянии, так же, как это делают ныне живущие человекообразные обезьяны, то ничего нет ненормального в том, что дети при таком же настроении обнаруживают признаки этого же самого выражения, а также некоторую склонность издавать звуки; всё же факт этот весьма любопытен. Ничего необычного нет и в том, что животные в раннем возрасте более или менее полно сохраняют, а впоследствии утрачивают характерные черты, которыми первоначально обладали их взрослые предки и которые ещё сохраняются у других видов, близко родственных им".25 Но сам Ч. Дарвин отмечал, что обезьяны "вытягивают рот трубкой" находясь в совершенно разных состояниях: когда они недовольны, или несколько рассержены, или угрюмы (раздосадованы), или удивлены, или немного испуганы. Выходит, что движение складывать губы трубкой и вытягивать их вперед для них характерно и соответствует разным душевным состояниям. Следовательно, если бы у человеческих детей надувание губ было следствием привычки, то они при всех перечисленных выше состояниях также должны были бы их надувать. Но этого нет. Поэтому, если следовать логике рассуждений Ч. Дарвина, можно предположить следующее. У людей есть губы, которые они могут вытягивать в трубку. И если только это движение не будет по каким-либо причинам невозможным, то, как и в каком бы случае оно не делалось, его происхождение практически всегда можно объяснить как результат наследственности от обезьян, хотя бы оно и возникло от причины, не имеющей ничего общего с наследованием от кого бы то ни было. Н.Я. Данилевский приводит следующую аналогию. "Пусть в языке какого-нибудь народа, очень бедного звуками (как и обезьяны, сравнительно с человеком, бедны экспрессиями), одно и то же сочетание букв встречалось бы во многих словах самого различного смысла, а в языке другого народа, с гораздо более богатой фонетикой, встретилось бы однако то же сочетание звуков в одном слове, которое по своему смыслу подходило бы под смысл одного из одинаково звучащих слов первого языка. Были ли бы лингвисты в праве заключить на таком основании, что слово это во втором языке происходит из первого? Нисколько, потому что совпадение легко могло бы произойти именно от того, что в первом языке весьма много слов разного смысла одинаково звучащих, и что, следовательно, совпадение с одним из них очень вероятно и помимо непосредственного заимствования этого слова во втором языке из первого. Это тем вероятнее в отношении к экспрессиям, что их во всяком случае гораздо меньше, чем слов даже в самых бедных языках". 26
Предвидя подобное возражение и отстаивая свою точку зрения Ч. Дарвин писал, что при выражении удовольствия люди не могут вытягивать губы, потому что при этом чувстве мы улыбаемся или смеёмся, что "влечёт за собой оттягивание углов рта назад и стало быть препятствует вытягиванию губ. Но при этом он упускает из виду, что, по его же собственному утверждению, смеются и обезьяны, также при удовольствии, а если у них это обстоятельство не препятствует вытягиванию губ в виде трубки, почему же оно у людей всегда препятствует таковому вытягиванию при сходном расположении? Сверх этого, Дарвин утверждает, что и у людей различных племён изумление ведёт к сильному вытягиванию губ, хотя сильному изумлению свойственнее широкое открытие рта". 27

21 Ч. Дарвин "О выражении эмоций у человека и животных", ПИТЕР, С.-Пб., 2001, с. 205
22 Данилевский Н.Я. "Дарвинизм", гл. "Происхождение человека", С.-Пб., 1885, с. 64
23 Ч. Дарвин "О выражении эмоций у человека и животных", ПИТЕР, С.-Пб., 2001, с. 214
24 Там же, с. 215
25 Там же, сс. 215-216
26 Данилевский Н.Я. "Дарвинизм", гл. "Происхождение человека", С.-Пб., 1885, с. 66
27 Там же, сс. 66-67

Аннотация Сайта Контакты    Copyright © 2004 -