Дарвинизм и естественно-научная проблематика Н.Я.Данилевского*

 
 
  ПОИСК ПО САЙТУ
   
 
 
  1885, 1887 гг. Н.Я.Данилевский  

'Дарвинизм. Критическое исследование' (Том I. Приложение XV) [*]

  KeyWords:   Зоогеографические, Палеонтолог, Геология  
 
  ПОИСК ПО ДОКУМЕТУ
   
 

Приложение XV"
О степени достоверности выводов из зоогеографических и палеонтологических данных, о соединениях и разделениях морей в древние исторические, или недавние геологические времена (стр.145)

С излагаемыми результатами, которые должны бы произойти от опускания и поднятия в очертании теперешних морей и берегов их, находится в связи одно обстоятельство, на которое я желал бы обратить внимание тех из моих читателей, которые специально интересуются зоогеографическими и палеонтологическими вопросами, хотя оно и не находится в связи с Дарвинизмом. Я разумею вопрос, много занимавший в последнее время ученых, о соединении прежних морей (в древнюю историческую, или недавнюю геологическую эпоху) и даже пресноводных озер с морем, на основании общности или различия некоторых живущих в них органических форм, или на основании палеонтологических остатков в новейших формациях.
Один из известнейших наших зоологов высказал мысль, что прекращение соединения Каспийского моря с Черным, т.е. обсыхание Манычской низменности, должно было произойти ранее, чем произошло соединение Черного моря с Средиземным, т.е. прорыв Босфора и Дарданелл, на том основании, что Черное море заключает в себе Средиземноморскую, хотя и сильно обедневшую морскую фауну, тогда как в Каспийском море и следов ее нет. Сам факт этот, вне всякого сомнения. В Черном море есть медузы, крабы и другие формы морских ракообразных животных, одна акула, два ската, камбалы, две рыбы трескового семейства, многочисленные рыбы из семейства лаброидных, известные под именем зеленушек, скумбриевые, спароидные, сциеноидные рыбы и, наконец, два или три вида дельфинов; тогда как в Каспийском море ни медуз, ни крабов, ни дельфинов, ни настоящих морских рыб вовсе нет, за исключением лишь морской иглы (Sygnatus) и песчанки (Atherina). Все это так; и, однако же, смело можно утверждать, что если бы соединение Каспийского моря с Черным и по сие время существовало по Манычской низменности (а в другом месте его ведь и искать нельзя), то, несмотря на него, ни одно из настоящих морских животных не перешло бы из Черного моря в Каспийское, потому что должно бы для этого проплыть очень мало соленое Азовское море и совершенно пресноводный Таганрогский залив. В Азовском море, преимущественно в западной его части, настоящие морские рыбы еще встречаются, но далеко не все виды; в Таганрогском же заливе их нет вовсе. Таким образом, преграда, представляемая значительным пресноводным пространством, по своим зоогеографическим результатам совершенно равняется преграде континентальной, и заключений о порядке прекращения и возникновения сообщений между морями Каспийским, Черным (с Азовским) и Средиземным, на основании зоографических данных, делать нельзя.
Посмотрим, что представит нам Белое море. Допустим, что поднятие изменило бы его величину, расчленение и соединение. Мы видели, что Кандалакский залив и часть середины моря остались бы в виде пресноводного озера, или в виде внутреннего маленького моря, или же большего соленого озера; а заливы Онежский, Двинский, Мезенский и само горло иссякли бы и обратились в равнинную низменность, по коей протекали бы большие реки Онега, Двина, Мезень, которые при продолжении их течения, впадая друг в друга, образовали бы по всем вероятиям одну реку, вливающуюся общим устьем в слабо вогнутый залив океана к северу от горла моря. Пусть будущие зоологи и палеонтологи стали бы исследовать эти местности, характер коих так изменился бы вследствие поднятия. В Кандалакском море они встретили бы живую треску или остатки ее в обсохших пластах, а на всем остальном обсохшем пространстве нынешнего Белого моря, они бы ее не нашли. Она продолжала бы жить у Мурманского берега и, как теперь, ее не было бы у Колгуева, или вообще к востоку от Канина мыса. Из этого следовало бы заключить, что Кандалакское море пли соленое озеро (не в роде Эльтона, а в роде Вана и Урмии или Иссык-Куля) соединялось прежде с Мурманской частью Северного океана; - предположение, вероятность которого увеличивалась бы существованием низменности по направлению к Кольскому заливу, в которой лежит озеро Имандра; но что соединения с прочими частями бывшего моря этот залив не имел, ибо в обсохших слоях этих последних нет остатков трески. Дальнейшее исследование подкрепило бы такой вывод. В новейших формациях, занявших место теперешних заливов Онежского, Двинского и Мезенского, нашли бы остатки другой рыбы - наваги, остеологические признаки которой столь характерны, а в Мезенском заливе еще остатки - сайки,1 составляющей или особый вид, или разновидность наваги; навага же и сайка живут в восточной части Ледовитого океана за Каниным мысом и в Чешской губе, у Мурманского же берега их нет, а следовательно вот еще подтверждение того, что восточная часть Белого моря с его заливами не находилась в соединении ни с Кандалакским морем или озером, ни с Мурманской частью Ледовитого океана, а напротив того составляла особый залив, соединенный с океаном, например через посредство Чешской губы. Между ними лежал бы третий, неглубоко вдающийся в материк, залив к северу от теперешнего острова Сосновца. Наконец, для этой гипотезы можно бы найти еще и третье подтверждение. В Кандалакском море, или в обсохших слоях его дна, нашлась бы крупная порода сельдей в роде живущих у берегов Норвегии, тогда как в местности Онежского залива нашли бы остатки лишь мелкой породы в роде Балтийской салакушки, `что пожалуй могло бы свидетельствовать о меньшей солености иссякшей западной части моря, `что также легко было бы объяснить и далеким его соединением с океаном через Чешскую губу, и значительностью рек, протекавших по его низменности и некогда впадавших в иссохшее море. И все эти предположения, столь же вероятные, как делаемые ныне на основании сравнения фаун, например Балтийского моря, Ладожского озера, Шведских озер с окружающими морями, вполне противоречили бы действительной форме соединения нашего настоящего Белого моря с океаном, потому что континентальные преграды заменяются здесь различными глубинами, подобно тому, как в примерах морей Черного и Каспийского, различными степенями
солености воды. Большая глубина Кандалакского залива составляет такую же преграду для переселения в него наваги и сайки, как и совершенный перерыв сообщения; а мелкость заливов Онежского, Двинского и Мезенского столь же действительным образом преграждает туда ход треске, как и континентальная преграда. Глубина или мелкость моря, пресность его или соленость вполне заменяют более или менее широкие перешейки, или вообще материковые преграды.

"  Дарвинизм. Критическое исследование (Том I)
1  Относительно сайки произошла некоторая путаница в номенклатуре. В русско-азиатской Зоографии Палласа, на основании указания Лепехина поименована рыба Gadus Saida (Lep.), про которую говорится in cibo pejor Navagae, nec Petropolino adfertur. Но настоящая сайда ничего общего с навагой не имеет, и есть Gadus Virens L., которая в большом количестве ловится у Мурманского берега. - Сходна же с навагой совершенно другая рыба - сайка, которую и следовало бы поэтому назвать не Gadus Saida, а Gadus Saika.

Контакты    Copyright © 2004 -