Дарвинизм и естественно-научное наследие Н.Я.Данилевского[*]

 
 
  ПОИСК ПО САЙТУ
   
 
 
  1885, 1887 гг. Н.Я.Данилевский  

'Дарвинизм. Критическое исследование' (Том I. Приложение II) [*]

  KeyWords:   Породы, Разновидности, Изменения, Домашнее, Животное  
 
  ПОИСК ПО ДОКУМЕТУ
   
 

Приложение II"
Главнейшие породы и изменения домашних животных по Дарвину и другим источникам (стр.3)

Собаки. Относительно собак, Дарвин склоняется к мнению, первоначально выраженному Далласом и многими его последователями, что они произошли от нескольких диких видов волков и шакалов. Главными аргументами в пользу этого мнения он считает: 1) Что в самые древние исторические периоды существовало несколько пород собак, непохожих друг на друга, и чрезвычайно похожих или даже тождественных с некоторыми и теперь существующими дикими видами. Так на гробнице Ассирийского царя Эссар-Гаддона, относящейся к 640г. до Р.X. изображена огромная Меделянская собака. По Лепсиусу на памятниках от 4-ой до 12-ой египетской династии (от 3400 до 2100г. до Р.X.) изображено несколько разновидностей собак, большей частью схожих с борзыми; в позднейшее время этого периода изображена собака, похожая уже на гончую с висячими ушами. Сходная с самым древним изображением египетская собака и до сих пор существует в С. Африке. 2) Что собаки различных народов очень похожи, иногда совсем почти тождественны с дикими видами собак (волков, шакалов, лисиц), водящихся в их странах. Так сходство между с.-американским волком (Canis lupus Var. occidentalis), который есть разновидность обыкновенного волка, и собаками индейцев, по словам Ричардсона, до того велико, что разница состоит единственно в силе и величине волка. Гейс говорит, что эскимосские собаки - просто прирученные волки. Другие собаки С. Америки, именно с берегов реки Мекензи, также относятся к луговому волку (Canis latrans), другому с. американскому дикому виду, как эскимосская собака к серому волку. В Гвиане Индейцы, живущие близь берега моря, скрещивают своих собак с дикими собаками питающимися раками (Canis cancrivorus). Венгерская пастушечья собака до того похожа на волка, что Венгерцам случается иногда смешивать своих собак с волками. Нордман говорит, что абхазские собаки удивительно похожи на шакалов. Обыкновенная египетская домашняя собака, равно как и некоторые из собачьих мумий, имеют близкое сходство с тамошним туземным волком (Canis lupaster), а нубийские собаки и другие собачьи мумии имеют большое сходство с туземными видами или разновидностью шакала (Canis Sabbar). Известный зоолог Лихтенштейн уверяет, что собака Бушменов представляет поразительное сходство даже по цвету с южно-африканским диким видом (Canis Mesomelas). В Австралии особый вид собак - динго (Canis Dingo) водится как в домашнем, так и в диком состоянии. 3) Что дикие виды собачьего рода очень легко приручаются и плодородно между собой скрещиваются. 4) Что хотя признак наших собак, - лай, не встречается ни у одной дикой породы, но что и многие из прирученных собак у диких народов тоже не лают, и, однако же, если не сами, то их потомство, привезенное в Европу, скоро научается лаять.
Но если разнообразие, замечаемое в породах собак, и объясняется скрещиванием различных коренных разновидностей, происшедших от диких видов, то далеко не вполне, потому что они отличаются между собой множеством признаков, и такими важными, что, по словам Кювье, черепа их отличаются между собой более, нежели черепа видов, принадлежащих к какому-либо естественному роду; между тем как волки, шакалы и лисицы чрезвычайно сходны между собой по строению скелета.
Приписав некоторые различия непосредственно внешнему влиянию климата, которое доказывается между прочим неспособностью английских собак жить в Индии, где они быстро вырождаются, значительную долю изменившихся и вновь получившихся признаков необходимо отнести к разным родам изменчивости, результаты которых постоянно накоплялись подбором.
Кошки. Мумии кошек, по словам Бленвиля, специально изучавшего этот предмет, относятся, по крайней мере, к трем видам, из которых два и до сих пор еще встречаются и в диком и в домашнем состоянии в Египте. Паллас и другие тоже полагают, что домашние кошки произошли от смешения нескольких отдельных видов. Кроме того, домашние кошки, при своем ночном бродячем образе жизни, скрещиваются с другими породами тех стран, в которых живут. Так как особенно важных отличий между породами домашних кошек вообще нет, то изучение их представляет, в занимающем нас отношении менее интереса. Некоторые изменения, как встречаемые у Ангорской кошки, с длинными шелковистыми волосами, висящими на животе до пола, могут быть смело приписаны непосредственному влиянию внешних условий (климату, почве, воде и т.п.), ибо и другие животные, как козы и кролики, претерпели в этой местности Малой Азии совершенно подобные же изменения.
Свиньи. Они были с особенной тщательностью исследованы двумя учеными: Натузиусом, изучавшим породы свиней и в особенности черепа, как различных диких видов, так и домашних пород; и Рютимейером, по случаю изучения животных остатков свайных построек Швейцарии. Сообразно с этими исследованиями, Дарвин относит всех домашних свиней к двум коренным видам: обыкновенному кабану (Sus scrofa) и Индейской свинье (Sus indica), из коих первый и поныне существует в диком состоянии и распространен по Европе до Балтийского моря, в С. Африке и в Азии до Индии включительно. Второй же вид в диком состоянии более не существует. Его отечеством была не Индия, а Китай и южные острова Азии; но в доисторические времена он, вероятно, распространялся и по всей Европе. В Китае, приручение свиньи (которая и теперь составляет там главную домашнюю породу скота), по мнению одного китайского ученого, произошло, по крайней мере, за 4900 лет до нашего времени; оно имело важное значение и для улучшения европейских пород. На центральных островах Тихого океана жила прежде странная порода домашних свиней, малого роста, с горбом на спине, несоразмерно длинной головой, короткими ушами и косматым очень коротким хвостом, как будто выраставшим прямо из спины. Через 50 лет после ввоза европейских и китайских, свиней, она исчезла чрез скрещивание с ними. Наиболее сильный пример тех изменений, которые производит одомашнение, представляет японская свинья (Sus pliciceps Gray), подходящая, по Натузиусу, к форме индейской свиньи. У ней голова короткая, лоб и рыло широкие, большие весьма мясистые уши и глубоко морщинистая кожа. Толстые кожаные складки, гораздо тверже прочих частей кожи, висят на плечах и туловище, точно щиты индейского носорога. Об этой японской свинье должно заметить, что «потомки пары этих животных, воспитанные в зверинце Парижского естественно-исторического музея, не замедлили потерять свои характеристические черты»1 и что, следовательно, эта свинья не принадлежала к особому виду, а так как и сам вид Sus indica основан лишь на домашних породах, казавшихся очень отличными от прочих домашних пород, то и это - вид мнимый, в действительности не существовавший.
Кроме формы черепа, и вообще тела, у свиней изменилась длина кишечного канала, который, по Кювье, у дикого кабана относится к длине тела как 9:1, у домашней европейской свиньи как 13,5:1, а у сиамской как 16:1. Изменилось время беременности, простирающееся у обыкновенных домашних свиней от 109 - 123 дней, а у очень улучшенных пород в Англии от 101 - 116 дней. Но сокращается тут собственно не период внутреннего маточного развития, а поросята рождаются (судя по состоянию черепа) в недоразвитом, более зародышном состоянии, и, следовательно, заметим, что это не прогресс, а регресс, возвращение вспять. Меняется также число позвонков и ребер, иногда копыта срастаются в одно, или развивается пятый палец.2 В особенности замечательно развитие особых придатков, часто замечаемое у свиней в Нормандии. Они всегда бывают прикреплены к углам нижней челюсти, цилиндрической формы, около 3 дюймов в длину с хрящеватым центром, к которому прикреплены два небольших долевых мускула. Они появляются преимущественно у долгоухих свиней и не строго передаются наследством. Это составляет пример внезапного появления довольно сложной, по строению совершенно новой, и бесполезной части. Это представляет аналогию с уродливыми мясистыми наростами (хотя и совсем другого характера) на морде у африканской дикой бородавчатой свиньи (Phascochoerus africanus), относимой уже к другому роду.
Рогатый скот. У разных народов находятся в домашнем состоянии несколько видов быков, а именно: 1) Як или монгольский бык (Bos gruniens L.) живет в восточной части средней Азии до высоты 17.000 фут, тихого нрава, употребляется для хлебопашества, перевозки тяжестей, в пищу и для молока, которое очень жирно и изобильно, кроме того, хвосты служат для украшения; с обыкновенным домашним скотом дает помесь. 2) Буйвол (Bos Bubalus L.). Отечество его Индия и близь лежащие острова, откуда распространился в Китай, Тибет, Персию, Закавказский край, в Крым, в Аравию, Сирию и С. Африку. В VI столетии ввезен в Италию, а затем и в Грецию при Агилулфе, короле Ломбардском, по сведениям, сообщенным Павлом Диаконом, хотя и был известен Аристотелю под именем дикого быка Арахозии. Он употребляется для земледелия, перевозки тяжестей, дает отличное жирное молоко, но мясо невкусное, грубо-темного цвета. Сюда принадлежит живущий и прирученный в С. Индостане Арни (Bos Arni Shout), между оконечностями рогов которого бывает до 10 фут расстояния. Молодой еще Арни, убитый близь Калькуты, весил 1.440 фунтов (40 пудов, так как английский фунт превосходит русский на 10.5 золотников). Величину тела его Кеор, преувеличенно, показывает в 8 фут вышины у передней лопатки и в 14, если считать до оконечности рогов, и от 3 - 4.000 фунтов весом.3 3) Гоял (Bos Gaurus) живет в горах С. Индии и в небольшом количестве приручен. 4) Зебу (Bos indicus) считался прежде разновидностью обыкновенного быка, но по значительным отличиям, как внешнего вида, так и признаков скелета признан особым видом. Он распространен в Индии, в Персии, Аравии и значительной части Африки, к югу от Атласа, на острове Мадагаскаре. Египетские памятники показывают, что эта порода была приручена уже при XII династии, т.е. по крайней мере, за 2100 лет до Р.X.
В Нидерландских Индейских колониях существует еще порода домашнего скота, которая есть ублюдок между Зебу и Бантенгом (Bos Banteng Bafl, Bos Sondaicus), дико живущим на Яве, Борнео и Бали. Зебу изменялся столько же, если не более обыкновенной породы рогатого скота. Жирный нарост горба достигает 50 фунтов веса, а бывает два горба; рога часто совершенно пропадают. Рост меняется от величины обыкновенных быков до роста крупной свиньи. Рога бывают прикреплены только к коже, без внутреннего костяного бугра, а потому подвижны. Про них говорил еще Элиан, что эритрийские быки могут двигать рогами, как ушами; он же говорит, что в Индии есть быки не больше козлов. Зебу притом быстро бегает, и маленькие породы возят детей, но мясо их хуже нашей говядины. Они вполне плодородны с нашим скотом, и по опытам, сделанным в Иль-де-Франс, через несколько поколений горб пропадает.4 5) Наш обыкновенный рогатый скот (Bos taurus L.), который, как и предыдущий вид, в диком состоянии уже нигде не встречается. Изменения, встречающиеся в этой породе, и рассматриваются собственно Дарвином. На основании исследований Овена, Нильсона и Рютимейера он полагает, что все породы нашего рогатого скота произошли от следующих трех видов, водившихся в Европе в диком состоянии еще в исторические времена:
1) Первобытный или широколобый бык (Bos primigenius Boj. В. latifrons Fischer). К нему относятся некоторые крупные породы скота, как-то: фрисландская и пемброкская. В диком состоянии существовал он еще во времена Цезаря, а в полудиком существует еще и теперь в Чиллингамском парке в Шотландии, хотя рост его и значительно уменьшился. Он был уже приручен во времена свайных построек в Швейцарии, в так называемый Неолитовый период.5
2) Длиннолобый или короткорогий бык (Bos longifrons, В. brachycerus Owen) гораздо меньше и короче первого. Кости находятся в Англии вместе с костями мамонтов и носорогов. Это была самая обыкновенная порода скота в древнейшую часть Неолитового периода в Швейцарии; была приручена в Англии во времена римского владычества и доставляла пищу римским легионам. В Ирландии встречают ее остатки в памятниках (прежде относившихся к Друидским), древность которых восходит от 843 до 933г. до Р.X. Полагают, что от него происходит большая часть пород английских и шотландских и некоторые породы швейцарские.
3) Лобастый бык (Bos frontosus Nils.). Остатки этого вида и предыдущего найдены в ирландских памятниках, а также в Скандинавии. Полагают, что от него произошли породы горного норвежского скота.
Несмотря на свое происхождение от нескольких видов,6 породы рогатого скота, сравнительно с собаками и свиньями, а также и с животными, происшедшими от одного вида, каковы например лошади, представляют гораздо менее изменений. В числе их однако же особенно замечательна Ниатская порода, живущая в Аргентинской республике. Лоб у ней короток и широк, носовая оконечность черепа и вся плоскость верхних коренных зубов загнута кверху, носовые полости не более трети обыкновенной длины, нижняя челюсть выдается за верхнюю и соответственно ей загибается. Верхняя губа сильно оттянута назад, ноздри лежат высоко и очень широки, глаза выдающиеся и рога большие. Задние ноги длиннее передних в большей пропорции, чем обыкновенно, шея короткая. Даже соединение некоторых костей черепа изменено. Изменения эти подобны тем, которые встречаются и у других домашних пород, а именно у некоторых свиней (как например у японской), у бульдогов, и мосек, у польских (или индейских) кур, у некоторых голубей (коротколицых турманов) и даже у одной разновидности карпий. - Порода эта появилась у Индейцев к югу от Ла-Платы раньше 1700 года, но после 1552 года, когда рогатый скот, был в первый раз привезен в эти страны.
Овцы. Число коренных видов, от коих произошли различные породы домашних овец, принимается различно разными авторами. По Бюфону, Палласу и Брандту два диких вида: Каменный баран (Ovis Argali Soland) и Муфлон (Ovis Misimon Goldf.). Частью через изменения культурные, частью гибридизацией произвели они многочисленные породы домашних овец. Другие авторы, например Жерве принимает 6, Фицингер 10, а Блент даже 14 коренных диких форм. Разновидностей в домашних овцах принимает Брандт 6. 1) Длиннохвостые бараны, куда присоединяет мериносов и вообще большую часть западноевропейских форм с 14 подразновидностями и более 50 менее значительных изменений. Вероятно, происходят от Муфлона. 2) Пряморогие бараны, принимавшиеся прежде за особый вид, преимущественно в Греции, Турции и Венгрии. 3) Длинноногие бараны в Африке и Индии. 4) Широкохвостые бараны с хвостом, обращенным в курдюк - дает лучшие мерлушки, в Крыму, Персии, Сирии, на Кавказе, в Туркестане и С. Африке. 5) Жирнозадый баран - в курдюк обращен не хвост, а ягодицы, т.е. верхние части ляшек; самая крупная порода;7 курдюк достигает 30 фунтов. Живет в средней Азии на солонцеватой почве, или на поросших горькими травами (полынями) степях: происходит, вероятно, от каменного барана. 6) Короткохвостые бараны. К ней принадлежат обыкновенные русские овцы, равно как и скандинавские и исландские.8
Овцы составляют, конечно, одно из самых давно прирученных животных; остатки их найдены в свайных постройках. Главнейшие различия их заключаются в различных жирных наростах, которые у гвинейских овец бывают и сзади головы и под челюстями, в отсутствии рогов у самок, и увеличении числа их до 8 у самцов; в развитии, кроме 2-х нормальных, еще двух прибавочных сосцов, и даже иногда в отсутствии межперстных углублений - признака общего всему овечьему роду. У некоторых вырастает и грива. Плодородие овец также различно; между тем как крымские овцы почти никогда не дают более одного ягненка, на севере России, в Вологодской губернии дают иногда 4 ягненка.
Козы. Произошли от дикого козла Азиатских гор (Capra Aegagrus), некоторые же породы еще вероятно от смешения с индейским видом Capra Falconeri. Приручение их очень древнее; в древнейшее время каменного периода в Швейцарии, козы были гораздо обыкновеннее овец. Главнейшие изменения касаются формы вымени, присутствия и отсутствия рогов у самок; у индейских коз замечается присутствие межперстных углублений, отсутствие которых составляет общеродовой признак козлиного рода. Качество шерсти, от грубой до тончайшей ангорской и в особенности кашмирской, изменяется как и у овец. У иных пород козлы утрачивают свой противный запах.
Лошади. Хотя нельзя доказать, что лошади происходят от одного вида, так как в последней половине третичного периода существовало уже несколько видов лошадей, и наиболее древние из прирученных лошадей, кости которых были найдены при исследовании свайных построек, уже отличались размерами и формами черепа, со всем тем однако же Дарвин полагает, что в настоящем состоянии наших знаний, наиболее вероятно мнение, что все лошадиные породы произошли от одного вида. Особенных резких изменений, подобных тем, примеры которых приведены у прочих домашних животных, лошади, как кажется, не представляют, но зато число лошадиных пород очень велико и породы эти отличаются величиной, от маленькой пони до огромной английской возовой лошади, красотой статей, быстротой бега, достигающей у некоторых английских скаковых лошадей, до 80 футов в секунду, чрезвычайным разнообразием масти. На это последнее обстоятельство Дарвин обращает особенное внимание. Он считает коренной мастью лошади буланую, и видит в весьма часто встречающейся продольной полосе вдоль хребта, и в иногда появляющихся полосках на верхней части и ниже на ногах возвращение к основному типу окраски, именно к полосатости коренного родича не только собственно лошади, но и общего прародителя всего лошадиного рода, - полосатости, которая вполне сохранилась у южно-африканских видов: зебра, кваги и других.
Лошади. Хотя нельзя доказать, что лошади происходят от одного вида, так как в последней половине третичного периода существовало уже несколько видов лошадей, и наиболее древние из прирученных лошадей, кости которых были найдены при исследовании свайных построек, уже отличались размерами и формами черепа, со всем тем однако же Дарвин полагает, что в настоящем состоянии наших знаний, наиболее вероятно мнение, что все лошадиные породы произошли от одного вида. Особенных резких изменений, подобных тем, примеры которых приведены у прочих домашних животных, лошади, как кажется, не представляют, но зато число лошадиных пород очень велико и породы эти отличаются величиной, от маленькой пони до огромной английской возовой лошади, красотой статей, быстротой бега, достигающей у некоторых английских скаковых лошадей, до 80 футов в секунду, чрезвычайным разнообразием масти. На это последнее обстоятельство Дарвин обращает особенное внимание. Он считает коренной мастью лошади буланую, и видит в весьма часто встречающейся продольной полосе вдоль хребта, и в иногда появляющихся полосках на верхней части и ниже на ногах возвращение к основному типу окраски, именно к полосатости коренного родича не только собственно лошади, но и общего прародителя всего лошадиного рода, - полосатости, которая вполне сохранилась у южно-африканских видов: зебра, кваги и других.
Осел. Хотя приручение осла очень древнее, он, однако же, менее изменился, чем все прочие домашние млекопитающие, `что объясняется малым за ним уходом, принадлежностью его большей частью бедным людям, которые довольствовались тем, что у них есть. Но там, где осел более ценится, как например, на Востоке, в Испании, а с недавнего времени в некоторых местах Соединенных Штатов, в нем замечаются значительные улучшения и распадение на разные расы. К этому прибавим, что и осел распадается на две природные разновидности, происшедшие еще в геологические времена; родиной одной из них была восточная Африка, вероятно Нубия, а другой западная Африка, Испания и южная Франция. Должно также заметить, что ослы издревле чрезвычайно дорого ценились, как производители мулов. По свидетельству Варрона, приводимому Плинием, сенатор Аксий заплатил за осла 400.000 сестерций, `что равняется 21.000 серебряных рублей. Плиний к этому прибавляет, «я не знаю, было ли когда-нибудь куплено животное за столь высокую цену».9 Если такие цены платились за ослов, то они не могли быть в пренебрежении, и, следовательно, существовали все условия для подбора; если же, тем не менее, волшебный жезл подбора оказал лишь очень слабое действие на ослов, то причина этого конечно заключалась в коренной неподатливости этого вида, в негибкости его, в неспособности к сильной изменчивости.
Кролики. Из всех домашних млекопитающих Дарвин обращает наибольшее внимание на кроликов, как потому, что, принадлежа, несомненно, к одному виду, они представляют очень значительные различия, так и потому, что наблюдения над ними, над внутренним строением их различий, по малости и малоценности этого животного гораздо легче, чем над всеми прочими. Кролики также уже давно приручены, как из-за их пуха и шерсти, так и из-за вкусного мяса. В Китае они были в домашнем состоянии во времена Конфуция. Очень сильно изменились они по величине тела; так, между тем как малорослый дикий кролик весит не более 3.25 фунтов, на выставке в Англии был один, весивший 18 фунтов; напротив того, маленькие голландские кролики весят не более 1.5 фунта, т.е. крайние формы относятся между собой, как 1:14. Большее различие найдем мы только у собак. Затем бывает значительное изменение величины и формы их ушей. Тяжесть больших ушей, у лопоухих кроликов, имела влияние на изменения костей черепа, причем он вообще суживается. Есть породы с одним только ухом и вовсе без ушей. Весьма различны также кролики по цвету шерсти. Они бывают черные, белые, серые разных оттенков, пегие, крапчатые. Серый цвет есть, вероятно, первоначальный. Весьма постоянна окраска кроликов, известных под именем русских или гималайских. Совершенно белый цвет, за исключением ушей, носа, всех четырех лап и верхней части хвоста, которые черны, заставил принять эту породу за особый вид (Lepus nigripes); но в 1857 году ее произвели искусственно, посредством скрещивания двух других пород, и вновь происшедшая окраска передавалась потомкам весьма постоянным образом.
Весьма замечательна история одичания кроликов на о-ве Порто-Санто близь Мадеры, которую я здесь приведу, потому что она представляет факт, который в последствии нам понадобится. В 1418 или в 1419 году (за 440 лет до появления Дарвинова учения) на корабле Гонзалеса-Зарко случилась беременная самка, родившая кроликов во время путешествия (Порто-Санто был открыт только в 1413 г.) и они были все оставлены на острове, где скоро до того размножились, что стали бичом острова и принудили выселиться там поселившихся. 37 лет спустя, Када Мосто пишет, что кролики размножились до чрезвычайности, так как на острове нет хищных птиц и млекопитающих. Так как кролики были взяты для пищи, то естественно предположить, что это были домашние кролики самой простой породы. Дарвин исследовал многих из них и нашел, что 7 экземпляров в разное время пойманных были очень схожи между собой, но что хотя условия для их жизни были чрезвычайно благоприятны на Порто-Санто, они чрезвычайно измельчали. Средняя длина четырех английских диких кроликов составляет от 17 - 17.75 дюймов, а двух кроликов с Порто-Санто только 15 и 14.5 д.; средний вес английских был 3 ф. 5 унций, а одного из порто-сантских 1 ф. 9 унций; вес очищенных костей того же дикого английского кролика к порто-сантскому относится как 9:5. Четыре черепа этих порто-сантских кроликов, которые Дарвин приготовил, были гораздо больше похожи между собой, нежели черепа английских диких кроликов. По цвету они отличались от обыкновенных преимущественно тем, что имели много рыжего, но между собой похожи; всего замечательнее, что у порто-сантских кроликов верхняя поверхность хвоста была рыжевато-бурая, а на кончиках ушей не замечалось никаких следов темного края. Между тем множество английских диких кроликов и огромное собрание шкурок из разных стран в Британском музее; которое составил Дарвин, показали, что у всех верхняя поверхность хвоста и кончики ушей бывают покрыты черновато-серым мехом, признак, приводимый в большей части зоологических сочинений, как видовой характер кролика. В июне 1861 г. Дарвин исследовал двух живых кроликов, присланных в зоологический сад из Порто-Санто. Хвосты и уши были у них нормальные порто-сантские; в 1865 г. один из них околел и был прислан Дарвину, который нашел у него темные края на ушах, и черно-серый мех на верхней поверхности хвоста, и все тело было далеко не такого рыжего цвета, как прежде.
Жившие в зоологическом саду кролики были чрезвычайно дики и очень деятельны, хотя на их родине ни люди, ни животные за ними не охотятся. В зоологическом саду их никак не могли заставить скреститься с самками других пород, которых с ними вместе запирали.
Если бы история порто-сантских кроликов, заключает Дарвин, не была нам известна, то большинство натуралистов, принимая в соображение их небольшой рост, более рыжий цвет наверху и серый внизу, без темных отметин на ушах и хвосте - непременно сочли бы их отдельным видом, и еще более утвердились бы в своем мнении, если бы увидели живые экземпляры в зоологическом саду и узнали, что они не хотят совокупляться с другими кроликами.10 Сверх того Дарвин делает еще и другое заключение, что одичание кроликов на Порто-Санто, а также и на Ямайке и на Фолклендских островах доказывает, что животные эти, подвергаясь естественным условиям существования, не слишком то быстро возвращаются к своим первоначальным признакам, как то утверждает большинство писателей.11 В последствии мы увидим значение этих выводов для Дарвинова учения.
Все домашние птицы, по совершенно основательному мнению Дарвина, происходят каждая от одного дикого вида. После голубей, изменения которых мы будем излагать более подробно в конце этого приложения, главное место занимают:
Куры, описание изменений которых у Дарвина составлено по известному знатоку их Тегетмейеру. Все породы домашних кур отклонились по независимым друг от друга и различным путям от одного общего типа, который есть дикий вид Gallus Bankiva, живущий в С. Индии, на запад до Синда, также в Бирме, на Малайском полуострове, в Кохинхине, на Филиппинских островах и по всему Малайскому архипелагу до Тимора, так что распространение его обширнее всех прочих видов рода Gallns, занимающих, каждый лишь небольшие сравнительно области этих южно - азиатских стран. Заметим впрочем, что доказательства Дарвина о происхождении всех кур от одного вида не столь убедительны, как относительно голубей. Так, например, на о-ве Цейлоне есть дикая курица, называемые Gallus Stanleyi, которая, за исключением лишь цвета гребня, до того близко подходит к домашним курам, что многие готовы бы были принять их за прародителей этих последних, не будь у ней совершенно своеобразного голоса. Но ведь у разных волков, шакалов и лисиц тоже своеобразный голос, не похожий на собачий лай, и однако же, как мы видели, это не мешало считать их за прародителей разных пород наших собак. Также и помеси от домашних кур и Gallus Stanleyi оказались бесплодными. Но в других местах Дарвин принимает предположение Палласа, что долгое одомашнение уничтожает бесплодие помеси между различными дикими видами; следовательно, и относительно Цейлонских диких кур, если бы их долго держать в домашнем состоянии, то же могло бы случиться. Хотя все натуралисты Индии и считают G. Bankiva прародителем домашних кур, но они не полагают, чтобы это относилось непременно ко всем домашним курам, а только к большей масти пород их,12 и сам Дарвин признает, что некоторые признаки могли произойти от смешения с Gallus varius.13
Но если происхождение домашних кур от одного дикого вида и не так строго доказано, как для голубей, то, тем не менее, оно весьма вероятно. Поэтому должно полагать, что эта главная из наших домашних птиц распространилась с юго-востока, и одомашнение ее уже очень древне, хотя и менее чем для собак, овец, коз, рогатого скота, свиней, ослов и голубей, а без сомнения также и лошадей. Вот, `что находим об этом интересном предмете у Дарвина. Изображения кур не встречается на египетских памятниках; ни в Ветхом Завете, ни у Гомера и Гезиода о них не упоминается; но у других греческих поэтов, живших между 500 и 400 годами до Р.X., о курах уже говорится. Изображения их найдены на некоторых вавилонских цилиндрах, принадлежащих к VI и VII веку до Р.X. Из этого можно заключить, что около 600 года до Р.X. куры были уже привезены в Европу, по крайней мере, в Грецию. В древних озерных жилищах остатков их не найдено, но Цезарь нашел их уже в Британии. Гораздо раньше есть о них сведения на дальнем юго-востоке. В Индии куры одомашнены до написания институтов Ману (т.е. по разным авторитетам за 1200 - 800, или только за 700 - 600 лет до Р.X.), потому что в этих законах запрещается есть мясо домашних кур, тогда как позволено есть диких. Как весьма интересный факт, может быть находящийся с этим в связи, я замечу, что в глухих местах Архангельской губернии, именно в Мезенском уезде, народ считает кур погаными и никогда в пищу не употребляет, а держит только для яиц, и потому стараются иметь только таких кур, которые на яйцах не сидят. `Что же касается до яиц, то народ, который, особенно на севере, чрезвычайно разборчив относительно дозволенного и недозволенного (поганого) употреблять в пищу - который например, имеет такое же отвращение от свинины, как еврей или магометанин - ест без разбора яйца от чаек, несъедобных уток и вообще всяких морских птиц. То же самое и в Астрахани, где на Пасху привозят огромное количество яиц морских птиц уже природой раскрашенных. В древней китайской энциклопедии упоминается, что куры были ввезены в Китай с запада, около 1400 г. до Р.X. Происхождение различных пород кур и вообще изменений тоже очень древне. Так Колумелла упоминает о пятипалых и карликовых курах. В одной китайской энциклопедии, составленной частью по очень древним источникам и памятникам, в 1596г. упоминается о семи породах. Маленькая порода бентамская произошла в Японии, и о ней упоминается в одной древней японской энциклопедии. Относительно европейских пород самый древний источник есть Альдрованд, писатель XVII века; ему известны были: турецкий петух, который есть ничто иное, как полосатый гамбургский петух, шелковые куры, с перьями похожими на тонкие волоса и куры с курчавыми или завороченными перьями. Но есть примеры особых пород, происшедших и в недавнее время, таковы Сибрейтовы Бентамки и появившиеся недавно в Америке Брамапутры.
Куриных пород насчитывает Дарвин 13, а с подпородами до 30. Главнейшие и наиболее отличительные из них суть:
1) Полудикая или бойцовая, ближе всего подходящая к дикому Callus Bankiva. Цвет очень различен, гребень одиночный прямой, шпоры длинные, острые.
2) Кохинхинская, большого роста, крыловые перья коротки, едва может летать, хвост короткий, ноги тонкие, ноготь среднего пальца плоский, широкий, иногда бывает добавочный палец; затылочная дыра почти треугольная, особый голос, яйца шероховатые, коричневатые. Китайского происхождения.
3) Испанская, большого роста, гребень простой громадных размеров, глубоко вырезан. Яйца большие, белые, гладкие. Яиц не высиживают.
4) Гамбургская, замечательна плоским широким гребнем, покатым кзади и покрытым мелкими бородавками, расположенными поперечными рядами.
5) Польская или хохлатая, самая отличная от всех по своему анатомическому строению. Вместо гребня, совершенно пропадающего или, по крайней мере, остающегося очень малым, находится хохол из перьев, сидящих на шаровидной выпуклости лобной кости, в которую входит передняя часть мозга. В числе подпород этих кур есть также весьма замечательные:
а) Гундукские куры - без хвоста.
б) Крев-кер (creve coeur), большие, почти не могущие летать, с короткими черными ногами. Гребень (имеющийся кроме хохла) раздвоен на два рога, иногда разветвляющихся наподобие оленьих рогов.
в) Рогатые. Хохол маленький, но гребень раздвоен на два большие рога, сидящие на больших костяных выпуклостях.
г) Гуданские с короткими пятипалыми ногами (у птиц почти без исключения четыре пальца, редко три, поэтому пятипалость особенно замечательна), голова с хохлом и тройным гребнем, расположенным поперек.
5) Бентамская. Главное отличие - очень малый рост. У черных бентамских затылочная дыра как у кохинхинских. От бентамских произошла особая подпорода, называемая Сибрайтовыми бентамками, в которой петухи отличаются от кур только гребнем, шпорами и особыми привычками; петушьего же хвоста, серповидных перьев и т.п. вовсе нет. Порода эта произошла около 1800 г. от двойной гибридизации, именно: от скрещивания курохвостого бентамского петуха с курами ублюдками от простого бентамского петуха и польской курицы.
6) Куцая или бесхвостая. Самые хвостовые позвонки изменены неправильным образом.
7) Ползуны или прыгуны, с уродливо-короткими ногами, так что принуждены скорее прыгать, чем ходить. В земле не роются.
Следующие три породы имеют черную надкостную плеву - признак, о котором упоминается уже в древней китайской энциклопедии. У дикарей внутренних частей Ю. Америки также разводится особая порода с черными костями и черной кожей, которая очень плодовита и мясо которой считается полезным для больных.
8) Курчавые или касторские, с перьями завороченными назад.
9) Шелковые куры, с шелковистыми перьями, гребень и серьги не красные, как обыкновенно, а темно-свинцового цвета. Имеет добавочный палец.
10) Сажные. Индейская порода с белыми, как бы сажей испачканными, перьями, что впрочем, как и черная надкостная плева, относится только к курам, а не к петухам.
Из этого уже видно, как велики различия между разными породами кур. Яйца их меняются по величине, форме и цвету, причем замечается, что темные (бурые, коричневые) свойственны породам восточным. Некоторые породы: испанская, польская и гамбургская не высиживают яиц. Стоит заметить, что петухи некоторых пород совершенно утратили многие петушьи (мужские) признаки и по сходству своего строения с курами называются по-английски hennies, как бы полукурами. Так, у золотистых и серебристых Сибрайтовых бентамок, по перу едва можно различить петухов от кур. Есть породы полудикие, у которых петухи и куры так схожи, что даже сами петухи часто ошибаются, но, тем не менее, они храбры, и существует гравированный портрет одного знаменитого победителя с куриным хвостом. Всего интереснее, что это куроподобное оперенье несколько раз сменяется настоящим петушьим опереньем, в течение жизни одного и того же петуха, после линянья. Эти петухи иногда бесплодны, но не всегда. То же самое бывает и с курами, которые принимают наружный вид петухов; но это бывает обыкновенно в старости, когда они становятся уже бесплодными.
Величина меняется чрезвычайно; у Тегетмейера был петух брамапутра в 17 фунтов, малайский в 10 фунтов и хорошая Сибрайтова бентамка весом не больше 1 фунта. Изменения в цвете, как известно, очень велики. Длина маховых перьев очень изменяется вообще, и относительно одного пера к другому. Эта относительная длина перьев у диких птиц очень постоянна и служит одним из лучших видовых признаков. Хвост меняется еще больше. Есть курицы вовсе бесхвостые, и у некоторых пропадает даже масляная железка. Число маховых перьев изменяется от 14 до 17. Но куцые курицы выводят иногда цыплят с хвостами. Плюсна очень изменчива в длине, бывает голая и оперенная; встречаются добавочные пальцы; у некоторых польских перепонка между пальцами сильно развита. У кохинхинских средний палец почти вдвое длиннее боковых. Голос самки отличен почти у всякой породы. Нрав тоже различный: очень драчливый у бойцовых петухов и чрезвычайно миролюбивый у кохинхинских, и эта порода больше питается травой, чем прочие.
Из всех пород наиболее отличной от дикого родоначальника, G. Bankiva, считают кохинхинскую, и если какая из домашних пород произошла от неизвестного, отличного от G. Bankiva вида, то это по всей вероятности кохинхинская. Но и это, думает Дарвин, можно объяснить продолжительным приручением, так как в Китае, с отдаленных времен, с величайшим тщанием воспитывают животных и разводят растения. `Что касается до польской породы, то по Дарвину - это полууродливая порода. Относительно происхождения кохинхинских кур от особого вида замечу, что ничего нет невероятного, что дикий прародитель ее, живший в Кохинхине, или в Ю. Западном Китае совершенно исчез, как например, исчез прародитель китайского гуся (Anser cygnoides), а может еще и теперь там находится в какой-нибудь дикой, мало посещаемой местности.
Перечислим еще некоторые из замечательнейших различий в строении скелета, подробно излагаемых Дарвином. Выпуклость в черепе хохлатых польских кур сопровождается большей частью глупостью, полуидиотизмом. С этим соединено в различной степени изменение разных мелких костей, преимущественно носовых и междучелюстных. Мы видели уже различие в форме затылочной дыры. Число шейных позвонков бывает иногда только 13, вместо нормального числа 14. Степень срастания спинных позвонков изменчива, число пар ребер вместо 7 бывает иногда 8, а иногда 6. Число хвостовых позвонков постоянно, но у куцых кур все срастаются в бесформенную массу. Чрезвычайно изменчива грудная кость, а также форма конечных пластинок дужки, или вилочки (вторая пара ключиц). Кости конечностей изменяются очень мало. Но Дарвин говорит, что не может утверждать, составляет ли хотя одно из этих различий (за исключением черепа у польских кур) характеристичный признак отдельных пород.
Утки. Все домашние утки (за исключением впрочем, шептунов - Anas moschata L. - дикий родич которых живет в Ю. Америке, но их к обыкновенным уткам и не причисляют) по мнению Дарвина, произошли от одного дикого вида - нашей обыкновенной дикой или кряковой утки (Anas Boschas L.), и в справедливости этого едва ли можно сомневаться. Все породы между собой и с дикой уткой потомственно плодородны. У селезней всех пород 4 средние кроющие хвостовые пера загнуты кверху - признак свойственный, из всех видов уток, лишь одной кряковой; у всех пород замечается иногда цвет оперения, совершенно тождественный с цветом кряковой утки. Дикая утка распространена от Гималаев до С. Америки. Приручены утки с очень древних времен, ибо они были известны уже Египтянам, Евреям времен ветхого завета, Грекам времен Гомера. Римский агроном Колумелла говорит о необходимости держать уток в загородках, покрытых сетями, также как и других диких птиц, и кроме того советует, кто желает увеличить число домашних уток, собирать яйца диких и подкладывать под куриц; из сего заключают, что в то время утка еще не разучилась летать и не сделалась еще плодовитой жилицей римских птичников. Но если это заключение понимать в том смысле, что со времени древних Египтян и до времени Рождества Христова, т.е. не менее чем в 1500 лет утки не успели еще приручиться до той степени, как они приручены теперь, то я не думаю, чтобы это было верно. Гораздо вероятнее, что в разных странах тот же вид диких уток (точно так же как, по мнению Дарвина, и собак) был самостоятельно приручен, и римские утки могли быть приручены в относительно недавнее время тем именно способом, который Колумелла советует употреблять для их размножения, ибо опыты Юэтта (Hewett) показывают, что утки приручаются очень скоро. «Несмотря на все старания предотвратить скрещиванье с домашними утками, после трех поколений они уже утрачивали красивую походку дикого вида, и начинали приобретать неуклюжесть простой утки; с каждым поколением увеличивались в размерах; белый ошейник селезня становился шире и неправильнее, и некоторые из первичным маховых перьев делались белыми».14 Далее 5-го или 6-го поколения он не выводил, а, уничтожив их, добывал новых из гнезд. В этот короткий период они не принимали только полигамических нравов домашних уток, а разбивались по парам.
Главнейшие породы уток суть:
1) Простая домашняя утка. В ней замечательны следующие породы:
а) Хохлатая утка, с большим до 2.5 д. в диаметре хохлом тонких пушистых перьев, сидящих на мясистом наросте, под которым череп продырявлен. Изменение аналогическое с так называемыми польскими курами.
б) Лабрадорская (или Буэнос-Айресская или В. Индейская) совершенно черная. Яйца с легким черноватым оттенком. Может быть аналогична с курами с черной подкожной плевой и темным мясом.
2) Крючкоклювая утка. Клюв загнут вниз, так что верхняя линия разреза составляет общую, впрочем, пологую дугу с черепом. Описана уже в 1676г. Перестает нести яйца только при линянии и насиживании.
3) Болтливая утка, малого роста и очень криклива.
4) Пингвинская утка. Держится прямо, как пингвин. Живет на Малайских островах, хвост загнут кверху, и имеет 18 перьев, тогда как у диких их 20.15 Крылья малы, бедро и плюсна удлинены.
Сверх признаков, характеризующих перечисленные породы, замечательны следующие изменения. Яйцо лабрадорских уток раннего сноса имеет черные пятна, точно испещрено чернилами. Темный цвет иногда передается вместо скорлупы: - желтку. Число позвонков и ребер несколько меняется. От неупотребления, как полагает Дарвин, уменьшилось отношение длины и, в более сильной степени, веса крыловых костей, к длине и весу ножных костей в домашних породах сравнительно с дикими утками; и это зависело в большей степени от увеличения отношения веса ножных костей сравнительно с весом всего скелета, чем от относительного уменьшения веса крыловых костей. Относительно к весу скелета также уменьшились и те кости, к которым прикрепляются мускулы, двигающие крыльями.
Гуси составляют замечательный пример домашнего животного с очень древних времен прирученного, но чрезвычайно мало изменившегося, так что все эти изменения ограничиваются увеличением объема и плодородия, цветом (впрочем, только между серым и белым), у некоторых шишкой на голове, под которой череп продырявлен (как у хохлатых кур и уток) и некоторыми перьями, не гладко прилегающими к телу, а растопыренными и кудрявящимися на голове, шее и плечах. Домашние гуси были уже известны во времена Гомера, как известно в 388г. до Р.X. спасли Рим. Посвящение их Юноне, замечает Дарвин, говорит в пользу значительной древности их приручения.
Павлины, подобно гусям, также мало изменились в домашнем состоянии. Вся изменчивость их ограничивается цветом оперения. Относительно изменчивости павлинов замечательно внезапное появление в Англии черноплечей породы в стаде белых, пегих и пестрых павлинов лорда Браунлау, в стаде сэра Тревилиана, состоявшем единственно из обыкновенных павлинов, и в стаде Торнтона, состоявшем из пестрых и пегих павлинов. У г. Гудсон-Гернея вывелась пара черноплечих павлинов от обыкновенной породы, а у профессора Ньютона, уже в шестидесятых годах, родилась самка черноплечей породы также в стаде простых павлинов.
Индейки. Домашняя порода индеек не есть, как обыкновенно думают, результат одомашнения диких индеек, живущих в Соединенных Штатах, уже после открытия Америки, в каковом случае они представили бы единственный пример приручения животного в недавнее время. (За исключением разве приручения страуса, начавшегося только в недавнее время и еще мало распространенного). Они были приручены туземцами, вероятно Мексиканцами (Ацтеками или Толтеками) до открытия Америки. Впрочем, с достоверностью нельзя сказать, составляет ли дикая птица, от которой произошли домашние индейки - Meleagris Mexicana - особый вид от Meleagris Gallopava, живущей в Соединенных Штатах, или только разновидность его, и в обоих случаях, не содействовали ли оба вида или обе разновидности образованию домашней птицы. Вот несколько интересных фактов об этой птице, которых нет у Дарвина. Индейки вывезены в Англию в 1524 г. при Генрихе VIII из Испании, получившей их из Мексики и Юкатана, `что и свидетельствует в пользу их одомашнения древними Мексиканцами; ибо покорение Мексики произошло только с 1519 по 1521г., поход Кортеса в Гондурас в 1524г., и открытие Юкатана Гернандецом де Кордова в 1517г. В Германию введены индейки около 6 лет спустя, а во Франции в первый раз упоминаются в 1570г., по случаю свадьбы Карла IX.
Изменения, которые претерпевают индейки очень невелики и ограничиваются почти одним изменением в цвете перьев. Бывали случая появления хохолков на голове из белых перьев, каковые описал и изобразил еще Проспер Альпин.16 Изменялись они еще тем, что в противность обыкновенно случающемуся при изобилии корма и тщательном уходе, рост их уменьшился. Бертрам в путешествии в южную часть С. Америки говорит, что в Мексике дикие индюки бывают весом в 20, 30 и 40 фунтов, и тоже, что шея их и ноги длиннее, чем у домашних. Он видел одного индюка, высиженного курицей из яйца, найденного в лесу, который имел 3 фута в вышину. Под влиянием климата индейки претерпели довольно значительные изменения, и это не столько в холодных странах Европы, сколько в почти одинаковом с их отечеством жарком климате Индии, где они сделались совершенно неспособными летать и их наросты под клювом достигли огромных размеров.
Цицарки. Эта птица, происходящая от дикого вида Numida ptilorhyncha, живущая в знойных и пустынных местностях В. Африки, изменилась еще гораздо менее гуся и павлина, несмотря на огромную разность в климатических условиях, которым подверглась, и на древность ее приручения. По крайней мере, Аристотель упоминает уже о цицарках хотя несколькими словами, а его ученик Клит Милетский17 говорит о ней как о птице, которую разводят; он утверждает, что матери мало заботятся о своих цыплятах, как это и теперь замечается. Римские гастрономы очень ценили их мясо, в чем были совершенно правы, так как вкус их средний между индейкой и фазаном. Главное изменение в цвете цицарок - то, что грудь их иногда становится чисто белой. Изменяется и плодородие. На Иль-де-Франсе, где они дикие (или одичалые), кладут они на земле от 8 - 12 яиц. В С. Доминго же, где они домашние и были завезены туда мореплавателями еще в 1518г., они кладут в густых кустарниках до 100 яиц, если, как и у куриц, их уносить, оставляя несколько для привлечения птицы к продолжению кладки. В Европе кладут они от 15 - 24 яиц. Замечательно, что цицарки, одичавшие на С. Доминго, не могут быть обратно приведены в домашнее состояние, и для этого должно было добывать новых из Африке.
Канарейки представляют пример противоположный гусям, павлинам и цицаркам, так как, будучи приручены лишь сравнительно в недавнее время - не более 350 лет тому назад, они произвели уже множество разновидностей, и уже каких-нибудь 100 лет после их одомашнения, именно в 1618г., во Франции было уже известно до 27 разновидностей канареек. Эти изменения не ограничиваются одним цветом оперения; канарейки изменяются и в форме и в длине тела. Одна бельгийская порода имела до 8 дюймов длины, между тем как дикая канарейка имеет только 5.5 д. Есть и хохлатые, но при скрещивании двух хохлатых птиц дети обыкновенно бывают лысы с ранкой на голове, `что соответствует тому, замечаемому и у хохлатых кур и уток, что хохол есть явление болезненное, уродливость (которая, как и многие другие уродливости, может казаться нам очень красивой). Замечательно, что появляющийся иногда и передающийся черный цвет крыльев и хвоста держится только до первого линяния. Гибкость организации канареек выражается и в том, что со многими другими чижами, и вообще со многими воробьиными птицами (Fringilla L.), они дают плодородные помеси. Но дикие канарейки в неволе не совокупляются ни между собой, ни с домашними, это же, между прочим, может служить подтверждением Палласова мнения, что одомашнение содействует произведению и плодородию помесей и ублюдков.
Золотые рыбки (Cyprinus auralus Bloch.), не более 300 лет привезенные в Европу, но давно одомашненные в Китае, представляют пример одного из самых изменчивых животных. Описано и изображено 89 разновидностей, но их гораздо больше. Факты, представляемые изменениями золотых рыбок столь замечательны, что я считаю нужным привести их с `большей подробностью, чем у Дарвина, заимствуя эти сведения из вполне достоверного источника: Cuv. et Valenc. hist. nat. des poissons. t. XVI.
Золотые рыбки достигают в Европе не более 8 д. в длину, но в садах китайского императора есть имеющие более 1.5 фута. Они происходят из провинции: Че-Кянь (между 27° и 31° широты) и называются по-китайски кинь-ю - золотая рыба. Ввезены в Европу в 1611 или 1691г. иезуитскими миссионерами. На Иль-де-Франсе они размножились и живут в природном состоянии. Изменчивость их простирается даже на один и тот же индивидуум, смотря по возрасту. По наблюдениям Бастера во второй половине прошедшего столетия они в сажалках в Голландии метали икру, в апреле и мае; в июне мальки имели 0.33 и 0.5 д. в длину и были черного или бурого цвета, через год брюшко стало краснеть и в течение второго года приняло свой красивый золотистый цвет; иногда, впрочем, они и рождаются красными. Китайцы отличают 6 разновидностей:
1) Я-тань-ю (утиные яйца), по сходству их укороченной и раздутой по середине формы тела, большей частью без спинного плавника, с двумя заднепроходными и четырехлопатными хвостовыми плавниками. Держатся на глубине спиной книзу, а брюхом кверху и в обоих положениях плавают. Отличается наиболее ярким золотистым цветом.
2) Лонь-цинь-ю (драконов глаз) принят Ласепедом за особый вид Cyprinus telescopus и С. macrophtalmus, с огромными выпуклыми глазами. Держится также брюхом вверх. Самая редкая и дорогая разновидность, продававшаяся в прошедшем столетии в Пекине по 20 талеров штука.
3) Гу-ю (соня). Лежит всегда на дне без движенья, всплыть на поверхность составляет для нее как бы значительный труд, и она быстро опускается в песок.
4) Кн-тень-ю (прыгунчик) часто выскакивает из воды, как обыкновенные карпы.
5) Нин-эбк-ю (нимфа), не так золотиста и серебриста как другие, но нежность радужных оттенков, которыми она разрисована, и живость движений отличают ее.
6) Уэнь-ю (литератор), искусственно раскрашенный, способом содержимым в секрете, рисунками, похожими на китайские буквы.
Самые замечательные отклонения, или скорее уродства этих рыбок состоят в том, что хвостовой плавник так удлиняется, что лопасти его равняются 1.5 длины всего тела; брюшные равняются 0.25 хвостового; спинных плавников бывает один, как у всех карпов, два, или они вовсе отсутствуют; число хвостовых и заднепроходных плавников удваивается; тело сокращается до того, что принимает почти шарообразную форму, как у двузуба (Diodon), и хвостовой плавник, по словам Дарвина, сидит едва сзади спинного и непосредственно над заднепроходным, без посредства мясистой части хвоста. У очень уродливых форм внутренности также несколько изменены в форме и расположении. Всего замечательнее изменения у одной формы первой разновидности в плавательном пузыре: передний пузырь был увеличен, а от заднего остался только червеобразный остаток, столь маленький, что его нужно было отыскивать с большим тщанием. Самые кости, с которыми сочленяются лучи заднепроходного плавника (межостевые кости - interepineux) тоже удваиваются. О том, как образуются все эти изменения, не уступающие, если не превосходящие по своей важности, всем изменениям, замеченным у других животных видов, не исключая и голубей, и какие из этого выходят заключения, мы будем говорить впоследствии и тогда увидим, что уверенность Дарвина, выраженная словами: «мы можем быть уверены, что к золотым рыбкам в значительной степени применялся систематический подбор»18 совершенно не оправдывается, так как дело происходит, можно сказать, диаметрально противоположным путем. - Пока заметим, что, не говоря об удвоении плавников, `что есть очевидное уродство, разделение спинного плавника на два есть признак родовой, характеризующий многие роды в различных семействах рыб, и даже целые подразделения семейств, например окуня (Perea) и судака (Lucioperca) от так называемых морских окуней (Serranus) и ершей (Acerina), также в семействе сазановых; в семействе тресковых род Bromius отличается одним спинным плавником от прочих родов, имеющих два или три плавника. Отношение длины и вышины тела составляет один из самых обыкновенных видовых признаков рыб. Величина глаз тоже характеризует многие виды и некоторые роды.
И у других рыб, содержимых в сажалках в неестественном состоянии, замечаются домашние разновидности, таковы: зеркальный сазан, или карпия (Spiegel-Karpfen), у которого кожа местами голая, а местами совершенно неправильно покрытая очень крупными чешуями. Разновидность эта очень постоянна. Один рыбовод в Зальцбурге оплодотворил икру зеркальной карпии молоками обыкновенной. Из полученных 1065 мальков все были зеркальные.19 Иногда чешуя совершенно пропадает и кожа темнеет, `что составляет разновидность Cyprinus coriaceus. Карпии представляют еще замечательное изменение в укорочении некоторых личных и черепных костей наподобие того, `что замечается у Ниатского скота, у моськи и бульдога. Иногда они принимают прекрасный золотистый цвет (Goldcarpfen); таков же и золотистый линь (Tinea aurea), с чешуями почти столь же красивыми, как у китайских золотых рыбок.
Не буду излагать изменений пчел и шелковичных червей, одомашненных в Китае уже за 2700 лет до Р.X., хотя у последних они довольно значительны. Нам достаточно того общего результата, что одомашнение возбуждает значительную изменчивость и у не позвоночных животных.
Голуби. Дарвин занимался преимущественно изменениями, которые представляют в одомашненном состоянии голуби, потому что происхождение всех разновидностей их от одного дикого вида - Columba livia может быть точнее доказано, чем для большей части других домашних животных. Доказательств этих, которые, впрочем, кажутся нам вполне убедительными, мы излагать здесь не будем, нам придется привести их в другом месте, по другому случаю.
Все голубиные разновидности Дарвин классифицирует следующим образом:
Группа I, заключающая в себе только одну расу, которая в полнейшем своем развитии есть, может быть, самая резкая из всех одомашненных форм голубей.
Порода 1. Дутыш. Пищепровод громадный, едва отделенный от зоба. Тело и ноги удлиненные. Клюв умеренный. Заключает в себе 4 подпороды.
а) Улучшенный английский дутыш. Общая всем домашним голубям привычка надувать зоб доведена у них до крайних размеров. Диаметр верхней части пищевода огромный. Клюв почти скрывается в зобу, когда он надуть. Если голубь не желает надуваться, то берут его клюв в рот и надувают как шар, после чего он гордо шагает, удерживая зоб раздутым. Держится очень прямо. Ребра шире и позвонки многочисленнее, чем у других пород; летает хорошо; несколько больше обыкновенного голубя. Лапы оперены.
б) Голландский дутыш. Меньше английского и не так характерен; по мнению Дарвина, это родоначальник английского.
в) Обыкновенный немецкий дутыш. Верхняя часть пищевода гораздо менее раздута. Лапы не оперены, держится не так прямо. Длина крыльев и тела больше, чем у английского.
г) Лильский дутыш представляет значительные особенности от прочих дутышей. Похож вообще на голландского, но надутый зоб принимает сферическую форму, как будто голубь проглотил большой апельсин, засевший под самым клювом. Надувается редко, сильно хлопает крыльями, что английский делает редко.
Группа II. У большей части длинный клюв, кожа под ноздрями надута, морщиниста, или бородавчата, вокруг глаз гола и морщиниста. Рот очень широк. Если бы некоторые из них существовали в диком состоянии, то ни один орнитолог не поместил бы их в один род с дикими голубями.
Порода 2. Гонцы или турецкие голуби (Courier). Клюв длинный, узкий и заостренный. Шея и тело удлиненные.
Подпорода а). Английский гонец большего роста, густого оперения темных цветов. Клюв имеет у иных экземпляров 1,4 д., у диких же 0,77 д., следовательно, почти вдвое длиннее нормального, а, принимая в расчет больший размер гонца, он все-таки был бы на 0.5 д. длиннее, чем бы следовало, при пропорциональном увеличении. Веки вдвое длиннее, чем у дикого, морщинистая кожа кругом глаз занимает огромное пространство. Ширина рта у основания клюва 0,75 д., у диких 0,40 д., при основании клюва большой нарост. Расстояние между концами растянутых крыльев доходит до 31.5 д., у дикого голубя 26,75 д.
Подпорода б). Персидский гонец, меньше английского, нарост па клюве меньше, самый длинный клюв достигает только 1,15 д.
Подпорода в). Гонец Буссора, персидского происхождения. Уже 100 лет тому назад этот голубь и персидский гонец описаны как отдельные породы. Величиной с дикого голубя, и все признаки гонца, но гораздо менее развитые, чем у английского и персидского.
Подпорода г). Кала-пар, индейского происхождения, составляет как бы промежуточное звено между дикими голубями и гонцом Буссора.
Подпорода д). Крючкоклювый голубь. Клюв длинный, загнутый книзу. Вокруг глаз широкое пространство занято голой бородавчатой кожей красного цвета. Грудная кость круто выгибается вперед. Ноги длиннее даже, чем у английского гонца. Птица большая, но крылья и хвост короче, чем у дикого.
Все указывает на Персию, как на источник гонцовой породы. От дикого голубя через Буссору, персидского гонца, можно построить постепенный ряд до улучшенного английского гонца.
Порода 3. Чистые или римские голуби. Клюв длинный, толстый; большего роста. Чистые голуби постепенно переходят в гонцов.
Подпорода а). Мурасса из Мадраса. Больше диких, с более длинным и массивным клювом. Кожа под ноздрями мало бородавчата.
Подпорода б). Скандеруны или флорентинские голуби. Клюв не так сильно загнут, как у крючкоклювого, и голая кожа кругом глаз и под ноздрями почти не бородавчата.
Подпорода в). Лебединый голубь. Хвост и крылья длиннее, чем у скандеруна, клюв короче, голая кожа на голове более бородавчата. Принимая длину тела за единицу, длина растянутых крыльев (38.5 д.) пропорционально на 5 д. длиннее, чем у дикого. Веки, ноздри и размеры рта очень велики, как у гонцов. Ноги сравнительно с дикими голубями тоже удлинены.
Подпорода г). Испанские и римские чистые голуби. Тяжелые, массивные птицы, с более короткими шеей, ногами и клювом, чем у предыдущих пород. Кожа под ноздрями надута, но не бородавчата. Вокруг глаз голая кожа иногда едва заметна. Летают плохо. В Южной Франции были выставлены чистые голуби в 2 ф. 2.5 унции весом. Дикий весит средним числом 14.5 унций.
Подпорода д). Тронфо. В настоящее время вымерли. Описаны Альдервандом в 1610г. и Муром в 1735г.; вероятно, сюда относятся два различия. Клюв короткий и толстый, приподнятый хвост, короткие ноги. Птица Мура походила в других отношениях на скандеруна.
Таким образом, и от чистых голубей к дикому идет постепенная лестница, но множество точек прикосновения с гонцами заставляет думать, что эти две породы не произошли независимо от дикого, а через посредство какого-либо общего родича с умеренным клювом, легко вздутой кожей под ноздрями и несколько бородавчатой кожей под глазами. Трунфо отделяется от чистых как особая ветвь.
Порода 4. Польские или индейские голуби. Клюв короткий, широкий, высокий. Голая кожа вокруг глаз широкая, бородавчатая; кожа под ноздрями сильно вздутая. На подпороды не разделяется. Имеет сродство с гонцами, если для сравнения взять менее характерную форму Буссора. Это подтверждается сходством польских голубей и персидских гонцов только что вылупившихся из яиц. Различия между ними образуются уже впоследствии. Голубятники верно сравнивают голову и клюв польского голубя с снигириным. Клюв па 0,2 д. короче, чем у дикого, но и в вышину и в ширину толще: ширина относится к ширине у дикого как 3:2. Кожа над глазами иногда так развита, что один голубь едва мог видеть зерна, подбирая их с земли. Польского голубя можно назвать короткоклювым гонцом, относящимся к гонцу, как трунфо к чистому.
Группа III. Клюв вообще короче, чем у дикого, голая кожа вокруг глаз не сильно развита. Группа искусственная.
Порода 5. Трубастый или павлиный голубь. Хвостовые перья приподнимаются и расширяются в виде опахала, как у павлинов или индюков.
Подпорода а). Европейский трубастый голубь. Хвост состоит из большего числа перьев. Масляная железка атрофирована (как у некоторых кур). Тело и клюв короткие. У всего рода голубей нормальное число хвостовых перьев 12, у этой же породы достигает до 42. Сам Дарвин более 33 не насчитывал; в Индии бывает больше, но в Англии ценят не столько число перьев, сколько ширину и положение хвоста. Перья стоят неправильно в два ряда, расширяются в виде веера и наклоняются вперед, а шея наклоняется назад до того, что соприкасается с ними, отчего перья хвоста бывают измяты. Хвост может быть оттянут и назад, чтобы мести землю. На некоторых скелетах бывает 1 или 2 лишние позвонка. Грудь широкая и выдающаяся, ноги малые. Голуби эти сильно дрожат, почему и называются по-французски trembleurs. Шея их имеет какое-то судорожное движение взад и вперед. Летают дурно. Различие между лучшими и худшими породами представляет постепенные переходы. По словам Мура, в его время было две породы широкохвостых трясунов, и у одной шея была гораздо длиннее и тоньше, чем у другой.
Подпорода б). Яванский трубастый голубь. Цветом не похож на европейских, клюв очень короток, хвост имеет от 14 - 24 хвостовых перьев, но не так широк и приподнят, как даже у второстепенных европейских; также трясет шеей; масляная железка хорошо развита. Вероятно, этот голубь представляет самую раннюю и неусовершенствованную разновидность трубастых.
Порода 6. Кудрявый и совиный голуби (Turbit and owl pigeon). Перья расходятся напереди шеи и груди, клюв очень короткий, довольно высокий, а пищевод несколько расширен. Перья их расходятся неправильно в виде манишки напереди шеи. Они имеют привычку беспрестанно, но на очень короткое время, раздувать верхнюю часть пищевода. Дутыш надувает и пищевод, и зоб, а кудрявый голубь только пищевод и в гораздо меньшей степени. Клюв на 0,28 д. короче, чем у дикого (соразмерно с длиной тела), а у некоторых совиных и того короче. Между собой отличаются они слегка по форме головы и по хохлу у кудрявого.
Порода 7. Турманы (Tumblers). Во время полета кувыркаются через голову. Роста небольшого, клюв короткий, иногда чрезвычайно короткий. У всех только 7 ребер, вместо 8, бывающих у дикого.
Подпорода а). Персидские турмана; меньше дикого, клюв чуть-чуть короче, слегка оперены на ногах. Взлетают высоко и хорошо кувыркаются, иногда доходят до головокружения и падают наземь.
Подпорода б). Лотанские или индейские земляные турмана (Ground-tumblers); меньше дикого голубя, слегка оперены на ногах, перья на голове заворочены, клюв по соразмерности немного короче. Если потрясти птицу и посадить на пол, она начинает кувыркаться через голову до тех пор, пока ее не поднимут и не успокоят; для этого ей дуют в лицо, как когда приводят в чувство человека. Если их не поднять, то закувыркаются до смерти. Порода эта известна раньше 1660г. и привычки ее передаются по наследству. Есть в Индии подразновидность, которая начинает кувыркаться, как только к ее затылку прикоснуться прутиком или палочкой.
Подпорода в). Обыкновенные английские турмана. Немного меньше персидских. Клюв короче, именно по соразмерности на 0,15 и 0,20 д., чем у дикого. Кувыркаются также как персидские, но лучше; тоже иногда падают и ушибаются. Есть между ними несколько разновидностей; в особенности замечательны шотландские домовые турмана, которые начинают кувыркаться, как только выучиваются хорошо летать: 3-х месяцев они уже кувыркаются, но еще сильно летают, 5-ти или 6-ти месяцев кувыркаются гораздо больше, а по второму году кувыркаются так много и близко к земле, что `большей частью перестают летать; иные кувыркаются до 40 раз в минуту. Акт кувырканья не подлежит воле голубя; они и стараются не кувыркаться, но не могут.
Подпорода г). Коротколицые турмана. Слава и гордость английских любителей-причудников, своими чрезвычайно короткими, острыми, коническими клювами они почти выделяются из типа голубей. Голова шарообразна, с отвесным лбом. По правилам любителей: «голова должна быть похожа на вишню, в которую воткнули ячменное зерно». Это самая малорослая порода; один турман весил 6 унций 5 драхм, т.е. значительно меньше половины веса дикого голубя, и слишком в 5 раз меньше чистого голубя. Ноги также очень коротки, маховых перьев первого ряда часто 9 вместо 10. Они почти утратили способность кувыркаться.
Постепенность, замечаемая между разными турманами очень полная, так что различия между ними не больше тех, которые можно заметить между дикими голубями (С. livia), привезенными из разных стран; а между тем ни один орнитолог, судящий на основании одного внешнего строения, не поместил бы коротколицого турмана в один род с дикими голубями.
Порода 8). Индейский огнистый. Клюв очень короткий, перья завороченные; мал ростом, клюв как у коротколицого турмана, все перья закручены назад. В Европе приняли бы эту птицу за уродливую разновидность коротколицого турмана, но так как в Индии они неизвестны, то надо считать этих голубей за особую породу. Ее видел еще Гассельквист в 1757г. в Каире, куда эти птицы были привезены из Индии.
Порода 9). Якобинец. Перья затылка образуют капюшон, крылья и хвост длинные, клюв умеренный, капюшон почти закрывает голову, от преувеличенного развития хохла завороченных перьев, встречаемого и у других голубей. Редко летает, хотя крылья очень велики.
Группа IV. По главным признакам наименее отступает от нормального строения.
Порода 10). Трубач, козырный голубь. Пучок перьев у основания клюва закручивается вперед, ноги сильно оперены, голос своеобразный; больше дикого голубя. Воркование этого голубя быстро повторяется и тянется несколько минут. Ноги так густо оперены, что получают некоторое сходство с маленькими крыльями. Во времена Мура (1735) порода эта была уже совершенно ясно обозначена.
Порода 11). Едва ли отличающаяся по строению от дикого голубя.
Подпорода а). Хохотуны заслуживают упоминовения по своеобразности голоса, который считается у птиц редко изменяющимся признаком. Воркуют сходно с горлицами. Их привезли еще до 1735г. из Аравии. Сезид-Могаммед Музари, написавший трактат о голубях более 100 лет тому назад, говорит, что их не бьют, потому что, воркуя, они повторяют имя высшего божества.
Об остальных породах этой группы нет надобности упоминать, так как различия их не важны.
В описании различных групп уже довольно подробно обозначены те различия, которые замечаются между домашними голубями, так что нет надобности отдельно перечислять их. Прибавлю лишь к этому, что возраст, в котором появляется характеристическое строение различных пород, весьма различен. Степень оперения птенцов, при вылуплении из яйца, различна; но период времени, необходимый для высиживания яиц, одинаков у всех пород, и все они между собой вполне и потомственно плодородны.
Голуби находятся в одомашненном состоянии уже с очень древних времен. Древнейшее упоминовение о голубях в одомашненном состоянии встречается, по словам знатока египетских древностей Лепсиуса, во времена 5-ой династии, те. около 3000 лет до Р.X. Но Г. Бирч сообщил Дарвину, что голубь появляется в списке блюд еще при предыдущей династии. О домашних голубях упоминается в книге Бытия, Левит и у Исаии. У Римлян, по словам Плиния, за некоторых голубей платились огромные суммы, и «они дошли до того, что могут считать своих предков и гордиться своей породой», как в Аравии, Англии и в других странах кровные лошади. В Индии у великого могола Акбара (около 1600 года) до 20,000 штук голубей перевозилось вслед за двором, и купцы доставляли ему драгоценные коллекции. Его Величество, говорит придворный историк, скрещивая породы, чего прежде никогда не делалось, усовершенствовал их изумительно; у него было 17 пород. В Персии тоже много занимались разведением голубей, по словам Тавернье. В Китае гонцы, трубастые, турмана и другие породы разводятся очень тщательно.
Относительно отдельных пород также известно, что они существуют уже довольно давно, но эти сведения не идут дальше 1600 года. Так простые и лотапские турмана были известны в Индии до 1600 года. Дутыши тоже были уже совершенно развиты до 1600 года, т.е. во времена Акбара. Трубастые, якобинцы и чистые тоже существовали до 1600 года, последние может быть еще во времена Плиния. Другие породы появились после, например, коротколицые турмана еще не были известны Муру (1735г.), и вероятно появились около 1750 года. Польский голубь был уже известен в Англии около 1687 года, и описан Виллоуби (Willougby). Английский гонец описывается Муром; но характеристически длинный клюв его не был еще так развит, как нынче. 1.5 д. считалось тогда уже очень длинным клювом, теперь же есть гонцы с клювом в 1.25 и даже в 2 дюйма. Считая среднюю продолжительность жизни голубей от 5 до 6 лет, можно заключить, что некоторые породы удержали вполне свои характеристические отличия, по крайней мере, в течение 40 или 50 поколений. Но с другой стороны некоторые породы, по-видимому, появились и исчезли в этот же период, то есть с 1600 года.

"  Дарвинизм. Критическое исследование (Том I)
1  Міln. Edw. Lecons de Phys. et d’Anat. comp. t. XIV, p. 316, примеч. 1.
2  Brandt u. Ratzeb. Medic. Zool. Табл. XI, рис. 2 В и A.
3  Brandt и. Ratzeb. Med. Zool. I. S. 77 - 78.
4  Dict. des Sciences naturelles par plusieurs professeurs du Jardin des plantes, article Boeuf.
5  Неолитовым периодом или Робенсгаузенским называется новейшее время века каменных орудий, когда стали орудия эти не только откалывать, но сверх того еще полировать.
6  Если только это виды, `что более чем сомнительно, а не разновидности вида Bos taurus, на которые он разделился еще в геологические времена.
7  Суданская иди так называемая Пергамская порода гораздо крупнее, ибо баран 1.5, или 2-х лет весит от 130 до 140 килограмм, т.е. от 8 до 8.75 пуда. Она с гладкой шерстью. Pietrement. Les chevaux dans les temps prehistoriques et historiques, 738.
8  Brandt und Ratzeb. Mediz. Zoolog. I, 51 - 60.
9  Pietrement. Les chevaux, р. 724.
10  Что здесь Дарвин предполагает, то по его же рассказу действительно случилось с другими кроликами, одичавшими в Патагонии. Некоторые из них приняли черную окраску и французский натуралист Лесоп (Voyage de la Coquille) описал их как особый вид: Lepus magellanicus, полагая, что животное, о котором говорил Магеллан под именем concjos был именно этот кролик; между тем как то был маленький вид морской свинки (Cavia) и доныне так называемый Испанцами (Darwin. Journ. of research, during the voyage of the Beagle, 193)
11  Прирученные животные, ч. I, стр. 116 - 119.
12  Прирученные животные, I, стр. 241.
13  Прирученные животные, I, стр. 238.
14  Дарвин. Прир. жив. и возд. раст. т. I, стр. 288.
15  Дарвин причисляет сюда поднятые вверху кроющие перья, почему у него и выходит 20 вместо 16.
16  Dict, des sciences naturell. статья Dindon.
17  Dict, des sciences natur. статья Peintade.
18  Прируч. живот, и возд. раст. I, стр. З06.
19  Heckel und Kner, die Susswasserf. der Oestr. Munch, 57.

Аннотация Сайта Контакты    Copyright © 2004 -